illu
Я тоже мог бы верить в эти сны,
Идти вперед, не осушая слез,
И видеть сад за ширмою стены,
И видеть звезды в пенном кубке грез.
Скитаясь по лесам, читать следы
И повстречать принцессу наугад
И наблюдать, как мантию воды
Багряной сделал медленный закат.
Я тоже мог бы, как и ты, летать,
Предпочитая стали серебро,
И нити света с нотами сплетать,
И умереть, сражаясь за добро.
Веселая наука - видеть сны,
Но утром звезды на губах как соль.
Я выбрал продолжение войны,
Я выбрал сталь, похожую на боль.
Я выбрал обескровленную Ночь,
Забывшую о правилах игры.
Я тоже был бы победить не прочь,
Но в этой квенте счет уже открыт
Профессор не был в этом виноват:
Лицом к лицу меча не отвести.
Мы сами называем Рай и Ад,
Мы сами выбираем Цель Пути,
Мы сами вспоминаем наш язык:
Огонь и Лед - основа для него,
Огонь, что оборвет последний крик
И ваше ледяное торжество.
Мы сами выбираем Свет и Мрак,
Считая, что свободны от оков,
И тот, кто для других - Великий Враг,
Учитель для своих учеников.
Избравший Свет оглохнет навсегда,
Познавший Тьму погибнет - выбирай.
На поле битвы падает звезда,
Спасенных ждет Благословенный Край.
И кто-то снова скажет: "Вы - рабы,
И на Хранимый Запад уплывет,
Но кто-то снова Мастером Судьбы
Себя судьбе в насмешку назовет.
Здесь нет стрелка, но есть стрела и лук,
Ну что ж, надень счастливое лицо:
Я знаю, кто очерчивая круг,

Перекует Корону на Кольцо.
(с) кто-то интересный

Вот одновременно оно было с Толкиеном много-много лет назад. И опять же - взгляд не мог, просто не мог падать под углом сил Света и Добра. Извините. Но там все сложнее во сто крат.